Добавить в закладки Карта сайта RSS лента

Виртуальный роман (часть 1)


                                                       Виртуальный роман (часть 1)


Лелька заправила за уши волосы, что так и норовили упасть ей на глаза. С этими волосами надо что-то делать – то ли подстричь, то ли просто закалывать в пучок или все же поднапрячься и сделать легкую химию и укладывать ежедневно феном, а то она уже задолбалась убирать лохмы с лица. Романчик попался так себе – ни ума, ни фантазии, ни юмора у автора явно не в избытке. Скукотища, а не любовный роман. Кстати, кто у нас автор? Некто Рената Мюллер. Вам, уважаемая госпожа Мюллер не про любовь, а трактаты о здоровом питании писать. Все так правильно, праведно, занудно и тошно. Аж с души воротит. И Лелька не без удовольствия зашвырнула книжицу за кресло. Пусть поваляется там, попылится до следующей уборки.

Затрезвонил телефон. Так, кто это у нас на связи? Кто там жаждет пообщаться с ней? Ага, сестрица единоутробная по имени Маша. Сестренка – дело святое и Лелька сняла трубку.

Маша рыдала так, что даже трубка у Лельки в руках сотрясалась от ее рыданий. Она икала, всхлипывала, сморкалась, опять ревела. Лельку ее бурные рыдания не испугали. Дело в том, что Маша, не смотря на свой уже довольно зрелый возраст, – как-никак месяц назад Машке стукнуло 29 – была девушкой через чур эмоциональной и свои эмоции не считала нужным скрывать от человечества, а от старшей сестры в особенности. Лелька молча и довольно хладнокровно слушала рев, переходящий по мере Лелькиного хладнокровного молчания во всхлип вперемежку со слабыми стенаниями типа «за что это все мне» или «почему я такая невезучая» и тому подобные гамлетовские философские вопросы.

- Итак, говори, наконец, толком, что там у тебя произошло. Какая такая катастрофа века. Любимый розовый бокал с золотыми розочками разбила что ли? – прервала она наконец Машу. Та видно только этого и ждала.

- Скажешь тоже – бокал. Все тебе хи-хи, да ха-ха. Тут у человека жизнь рухнула, можно сказать. А тебе бы только поржать, да поглумиться над горем сестринским. Ой-ей. Жизнь моя – жестянка…

- Зато моя жизнь – сплошной праздник, усыпанный лепестками роз. Постыдилась бы мне жаловаться. Ладно, оставим это. Итак, конкретно: кто, как, когда и сколько?

- Чего это – кто, как, когда и сколько? – удивилась Маша, от удивления сразу перестав реветь и переходя на нормальный тон.

- Кто обидел? Как обидел? Когда? И сколько раз?

- Да ну тебя. Скажешь тоже – «сколько раз». Типа я такая бесхарактерная дурочка, что позволю кому бы то ни было обидеть меня больше одного раза. И одного достаточно за глаза и за уши.

- И кто же этот бессовестный негодяй, посмевший так жестоко обойтись с моей разлюбезной сестрицей?

- Этот негодяй – Альберт, - грустно вздохнула Маша.

- А… Все понятно,  - отозвалась Лелька. Хотя ровным счетом ничего не поняла, так как имя Альберт слышала из уст сестренки впервые в жизни, и в связи с нею тоже. Вообще имя это она не слышала давно. Редкое имя, согласитесь. И за всю Лелькину жизнь ей как-то не приходилось лично быть знакомой с мужчиной, носящим имя Альберт.

Они помолчали с минуту, подышали друг дружке в трубку.

- И что же этот Альберт? – вернула Лелька сестренку на грешную землю, - Что он такого посмел сделать в отношении моей любимой сестренки?

- В тот то и дело, что ни-че-го! Ровным счетом ничего! Этот негодяй посмел меня игнорировать. Как будто я пустое место. Представляешь?! Нет, ты мне скажи: я похожа на пустое место?

Лелька прикрыла глаза и представила Машу. Перед нею мгновенно возник образ довольно рослой симпатичной блондинки с прекрасными голубыми глазами, такими же белокурыми волосами (между прочим, натуральный цвет, никакой краски!), пышным бюстом, безупречно тонкой талией и стройными длиннющими ногами. Нет, на что на что, но на пустое место Маша никак не тянула. Тут уж извините, Альберт, вы не правы. И Лелька так Маше и сказала.

- Вот! – торжествующе подытожила Маша, - А это кретин!.. Этот безмозглый дурак!.. Полное ничтожество и урод смеет меня игнорировать. Как будто я пустое место. Представляешь?

Лелька не представляла. Кроме яркой внешности у Маши был еще ряд особенностей, которые ну никак не могли оставить ее незаметной. А именно: Маша была очень шумной, эмоциональной, напористой девушкой, одевающейся в модные стильные яркие  вещи с преобладанием ядовито-розового цвета и обладающей к тому же звучным голосом. Да и парфюм Маша обожала с резкими цветочными ароматами. Попробуй такую не заметить. Разве что только глухой, слепой, да к тому же начисто лишенный обоняния. В общем, Машу можно было упрекнуть в излишестве эмоций, красок и запахов, но не заметить ее было просто невозможно.

- И кто же этот негодяй Альберт? Твой сослуживец? Новый поклонник?

- Скорее, последнее. В общем, так. Приезжай ко мне, я его тебе покажу. Заодно посоветуешь, что мне делать, - и Маша отключилась.

Лелька задумалась. Как это Маша ей покажет Альберта? Он у нее дома, что ли, сидит? Что он там делает, если не обращает внимания на Машу? Или он в ступоре находится? Или, может, в коме? Слушал из вежливости Машу, слушал и впал в кому. А что, такое вполне вероятно. Машка своей болтовней кого хочешь хоть в кому, хоть в ступор, хоть в летаргический сон вгонит. Или у Маши есть фотография этого самого Альберта, которую она и хочет продемонстрировать сестре? Ах, да что там рассуждать, да гадать. Взять, да поехать к Машке. Тем более, что сестры не виделись уже целых 2, нет 3 недели. Давно пора ее навестить. И Лелька стала собираться в гости. Но перед тем, как выйти из дома, она заглянула в толкователь значений имен. Там значилось: «Альберт - «благородный блеск» (древне германское). Благороден, однолюб». Что ж, благородный блеск – это хорошо. Это куда лучше, чем, например, Илларион, что означает – веселый. Чего он это вдруг веселый? Подозрительно. Или, к примеру, Ираклий – слава Геры. Кто такой Гера? Или такая?..

В маршрутке Лельке вдруг пришло в голову, что, возможно, Маша имела в виду принца Монако Альберта. Насколько Лелька знает, этот самый принц, или как он по королевской должности сейчас числится, несмотря на то, что ему идет уже пятый десяток, до сих пор не женат. Может, именно он приглянулся Машке, вернее, его королевское положение, вот она и написала письмо в Монако с предложением о знакомстве. А Альбер Машке не ответил, вызвав в ней негодование этим самым невниманием. Зная Машку уже 29 лет, Лелька это вариант признала вполне вероятным.

Лелька застала Машу вполне довольной жизнью, с аппетитом уплетающей бутерброд с ветчиной и сыром. И ничуть этому не удивилась. Уж такая была особенность у ее младшей сестры – резкие и мгновенные перепады от тоски черной в полнейшее удовлетворение собственным существованием. Они не сговариваясь дружно прошли на кухню, сели за стол, на котором стояло большое блюдо с бутербродами и два дымящихся бокала с кофе. Маша ее ждала, знала что старшая сестра не оставит без внимания вопль Машкиной души.

Сидели, пили кофе, жевали бутерброды, молчали, думали.

- Давай. Показывай уже своего Альберта. Страсть как любопытно, - отодвинула от себя пустой бокал Лелька.

- Айн момент! – сорвалась с места Машка и выбежала из кухни с бутербродом в руке. Лелька взяла с блюда бутербродик, вяло жевала, поглядывая в окно. Сейчас Машка ей предъявит очередного ухажера, то ли фотографию принесет, то ли самого за руку приволочет, Лелька придирчиво осмотрит предъявленного с ног до головы и вынесет свой суровый вердикт: не годится! То, что не годится, она была уверена заранее, так как имела ранее неоднократно сомнительное счастье быть представленной нескольким избранникам сестренки.

- Иди сюда! – крикнула из комнаты Машка. Лелька удивленно подняла брови. Это что же, фотография такая огромная, что проще самой к ней подойти, или Альбертик так тяжел на подъем? Ну, ну… Лелька не гордая, подойдет. Тем более что она еще и любопытная. Ох, заинтриговал ее этот Альберт…

В комнате Машка сосредоточенно уставилась в экран монитора.

- Вот он, голубчик! Глаза бы мои его не видели, нахала! …Но хорош! Да, Лель?..

На Лельку с экрана весело глядел сероглазый, круглолицый, очень коротко стриженый мужчина лет 35-37.

-         Это и есть твой Альберт?

-         Он, голубчик! Он, зараза! – и Машка схватила со стола надкушенный бутерброд и в сердцах засунула его целиком в рот, - Эо и е Айбей. Газа мои ео  бы е идеи…

- Не разговаривай с полным ртом! – строго осадила сестренку Лелька, - Подавишься еще.

-…Вот я и говорю, - продолжила через пару секунд Машка отложив в сторону надкушенный бутерброд, - Глаза бы мои его…

-… не видели. Слышала уже. Не хочешь – не смотри. Все очень просто. Выключи монитор и все дела. И где же ты его откопала, этого типа?

- Так по Интернету же, в службе знакомств, на сайте «Мамба».

- Мамба еще какая-то, - ворчала себе под нос Лелька, разглядывая фото Альберта, - вечно ты влезаешь в разные сомнительные мероприятия. Смотри, Машка, ой, смотри… Нарвешься когда-нибудь на крупные неприятности. А вообще дядечка ничего. Нормальный дядька.

- Дурак он! Тупица! Полный идиот и кретин к тому же! Представляешь, Лель, мы с ним переписывались около трех недель. Все чин-чинарем, все нормально. Я уже начала кидать ему прозрачные намеки на возможную личную встречу и на возможные последствия этой встречи. Ну, ты понимаешь… И нечего кривить рожу! Нормальные дела. Не всем же быть таким целомудренным дурам, как ты. А он вдруг слинял! Такой вот неожиданный финт! Представляешь? Я ему: «Дорогой, Алик. – Это я его так коротко называла Аликом, - Так вот. …Дорогой Алик. Ты меня заинтриговал, и я не прочь лично взглянуть на тебя. Назначь мне встречу в любом элитном ресторане на твое усмотрение, и я прилечу на нее, как мотылек на свет. И если ты будешь хорошим мальчиком, то и я буду послушной девочкой». Вот ответь мне, как должен отреагировать на подобное послание любой мало-мальски нормальный мужик? Отвечаю: любой мало-мальски нормальный мужик с нормальной потенцией и нормальной сексуальной ориентации после таких многообещающих слов просто обязан взреветь от радости и кинуться срочно заказывать столик на двоих в самом наилучшем ресторане города. Тем паче, что к моей анкете прилагалась моя самая эффектная фотография – ну, та, новогодняя, где я в мини, открывающем во всю красу мои длинные стройные ножки, и в розовой блузке в обтяг, подчеркивающей натуральный третий размер бюста, да к тому же морда вся при макияже и прочие дела. И что ты думаешь он написал мне в ответ? Ни фига не угадаешь! Он написал… Да чего там пересказывать. Сама читай, - с этими словами Машка щелкнула клавишей, открывая Лельке текст послания.

«Дорогая, Мария. Ты славная девушка. И очень привлекательная. Пишу это совершенно искренне. Я благодарен тебе за предложение к свиданию, но оно не состоится. Дело в том, что я ищу девушку своей мечты. Я должен почувствовать ее сердцем, душой. Пусть она будет не так привлекательна, как ты. Но мы с ней должны быть настроены на одну волну. К сожалению, этого нет в наших с тобою отношениях. А посему – прощай, Маша. И будь счастлива. Не обижайся, бога ради. Такая красавица, как ты, достойна лучшего избранника, нежели я. Я глубоко убежден, что стоит тебе только пожелать, и под твоими окнами будет стоять огромадная очередь из поклонников.»

- Видала жука, а? – раздалось над Лелькиным ухом гневное Машкино пыхтение, - «Оно не состоится»! В смысле, свидание. Ох, напугал! Ох, конец света наступил! Ох, я сейчас плакать буду.

К величайшему Лелькиному удивлению Машка и впрямь заплакала. Крупные чистые слезы похожие на бриллианты щедро закапали из ее голубых глаз прямо на Лелькино плечо.

- Ты чего это, Маш?.. Ты чего, в самом деле?.. Да брось. Подумаешь… Свет клином что ли?..

- Клином!! Клином! Я. Можно сказать, впервые в жизни по-настоящему влюбилась. А этот жук… Этот, с позволения сказать, Альберт… Не на ту волну оказался настроенным, гад!

Лелька с сомнением покачала головой. Машку конечно жалко. Но если честно, не очень она похожа на безумно влюбленную. Вон опять за бутерброд схватилась. Хотя, может, это у нее на нервной почве аппетит разыгрался.

- Что же делать теперь? – ласково похлопала Лелька сестренку по руке, - Этот Альберт прав в том, что в чем, в чем, а в поклонниках у тебя недостатка нет. Василий вон по тебе сохнет, да парень какой славный. Сережа весь телефон оборвал. Потом, этот, как его, новый ухажер, забыла имя… А, Владлен, кажется… Очень интересный мужчина, такой интеллигентный и с прекрасными манерами. А имя какое благородное! Владлен… Что-то французское, что ли.

- Владлен – это Владимир Ленин сокращенно, чтобы знала, - фыркнула презрительно Машка, - и меня от него тошнит. Весь такой манерный, весь с иголочки, как… как манекен. Не хочу Владлена! И Ваську с Серегой тоже не хочу! Хочу Альберта!

- Ну, знаешь, милая моя. Боюсь, что Альберт тебя не хочет, - пожала плечом Лелька, - Как говорится, ничем помочь не могу.

- Можешь! Именно ты и именно сможешь!

- Чего ты хочешь? – Лелька развернулась на кресле так, чтобы оказаться напротив Машки нос к носу, - Давай. Выкладывай, чего ты там надумала?

- Господи… Все очень просто. Мы с ним познакомились по Интернету в службе знакомств. Так? Так. Переписывались примерно три недели. Так? Так. И как раз в тот самый момент, когда я наконец решила пойти ему навстречу, сделать так сказать одолжение, снизойти к его персоне, этот… этот моральный урод, этот козел недорезанный и полнейший кретин вдруг решил свалить. Так сказать, красиво помахать мне ручкой. Мол: чао-какао, детка. Будь здорова, не кашляй. Это нормально по-твоему, а? Да ты глаза в сторону не отводи, сестрица моя распрекрасная, - и Машка вперила в Лелькино лицо такой долгий пристальный взгляд, что Лелька не выдержала и отвела в сторону взгляд. Как будто была в чем-то виновата перед Машкой.

- Послушай меня, Маша, - заговорила она через минуту, стараясь говорить спокойно и хладнокровно, - Я, собственно говоря, не пойму чего ты от меня хочешь. Чем я тебе могу посодействовать в данной конкретной ситуации. И потом… Ну что тебе дался этот самый Альбертик, а? Ну, вильнул хвостом и бог с ним. Он же не беременную тебя бросил. И насколько я понимаю, в общем, и не обещал ничего. В некотором роде поступил даже благородно, не стал мозги пудрит, а честно так прекратил отношения, пока они не зашли далеко.

- Почему?!

- Что почему?

- Почему прекратил? Чем это я его, видите ли, не устроила?

Лелька посмотрела на сестренку устало и с даже с некоторым раздражением.

- Да мало ли почему? Потому! Айда лучше кофе повторим.

- Засунь свое кофе сказать куда?.. Ну, Лель, ну, моя хорошая… Ты же у меня умничка-разумничка. Сделай это для меня, а?..

- Что это?

- То. Это самое. Ты же прекрасно поняла. Создай анкету на сайте. Очаруй этого урода. Влюби в себя по самое некуда. А потом брось к чертовой матери, как он бросил меня. Вот и все. Отомсти за меня, Лель. Око за око.

- Ага. А еще ухо за ухо. Зуб за зуб. Почки за печень. Глупо это, Машка. Ей-ей. Забыть и все дела. Повторяю, не больно он тебя беременную или с ребенком на руках бросил. Насколько я поняла, он тебе даже и не обещал ничего. Вы даже лично не были знакомы.

- Не обещал. Напрямую. Но это как-то было в подтексте, подразумевалось. Короче, если ты меня любишь, если тебе не безразлично мое душевное равновесие, если ты хочешь, чтобы я опять была веселая и жизнерадостная, то ты сделаешь это. Кто тебе дороже – я или этот незнакомый Альберт?

- Ты, - не колеблясь ответила Лелька, глядя в огромные, чистые, бездонные и безупречно красивые Машкины голубые глаза.

- То-то же. А раз так, то тебе и флаг в руки. Вернее, клавиатура под руки. Надо, Федя, надо…

 

Домой Лелька вернулась уже ближе к вечеру. Сварила себе пару яиц. Заварила бокал крепкого черного кофе. Вот и ужин без хлопот. Поела, прилегла на диван с пультом от телевизора. Пощелкала – ничего интересного. Или спортивные передачи, которыми Лелька совершенно не интересовалась, или одни сплошные «мега-звезды»  вроде задаваки Ксении Собчак, да странного существа по имени Сергей Зверев. Совершенно обмельчало телевидение. Лет 15 назад, когда Лелька была студенткой, таких горе-«звезд» на пушечный выстрел к телевидению бы не подпустили. А может это и хорошо, отвратят народ скоро от телевизоров, больше станут люди делом заниматься. Хотя сейчас другая «зараза» - компьютеры, Интернет. Кстати, где там диск с перепиской века «Маша-Альберт», которую ей скинула сестренка? Надо почитать, вникнуть в образ Альберта. Что за тип, чем дышит, что из себя представляет. Чтобы справится с врагом, надо знать его в лицо. А лучше в душу. Лелька – дипломированный психолог. Более того, она уже 13 лет работает в Центре психологической помощи. Так что ей в душу Альберта влезть не составит особенного труда. Она этим занимается свой каждый рабочий день. Только на работе она это делает, чтобы понять человека и помочь ему. А здесь она должна понять человека, почувствовать его, чтобы потом плюнуть ему в душу. Правильно ли это? С другой стороны, Машку жалко. К тому же обещала ей. Лелька глубоко вздохнула. Мягкий она человек, не смотря на свой решительный вид. Машка ее давно раскусила, вот и вертит ею как хочет. С Машкой все наоборот: за пушистой ангельской внешность скрывается натура жесткая и напористая. Мужчины обманываются ее кротким видом, ее наивными голубыми глазами. К тому же срабатывает стереотип: натуральная блондинка со стройными ножками от ушей по природе не может быть умной и с мужским характером. Вот и летит мужское дурачье на Машкин свет, как мотыльки. Типа: развлекусь и упорхну. Только упорхнуть от Машки еще никому не удалось. Не упархивают, а уползают еле живые и истекающие кровью, зализывая раны душевные и финансовые. Порхает пока одна Машка. Альберт первый, кто попробовал упорхнуть, и то Машуня ему месть приготовила в виде старшей сестры.

Лелька нехотя встала, включила компьютер. Вставила диск, открыла переписку «Маша-Альберт», стала читать с самого первого сообщения. Между прочим, это Маша первая написала Альберту, то есть инициатива знакомства принадлежала именно ей. Что ж. Почитаем, что там дальше.

Закончив читать, Лелька задумалась. Если честно, придраться к Альберту причин не было совершенно. Он всего лишь вежливо и корректно отвечал на Машкины пылкие, двусмысленные, местами весьма двусмысленные, послания. Уж если кто и вел себя не очень, то это однозначно Машка. Лелька даже не думала, что в переписке с незнакомцем Машка способна на такие словесные откровения и прямые намеки на интим. Ну и Машка, ну и засранка. Выпороть бы ее, чтобы не вешалась так уж на мужиков. Гормоны играют в крови, что ли? Хотя нет, гормоны тут не при чем. Просто ее сестренка любит поводить мужиков за нос. И умеет это делать весьма профессионально. Вот кто в душе настоящий психолог. Причем, психолог с наклонностями садиста. Поводить за нос, наобещать, завести, зажечь, развести и кинуть. В кайф ей это, что ли? Или самоутверждается как женщина таким образом? Ах, Машка, Машка… А Альберт ей понравился, если честно. И уж если на чью сторону и вставать, то однозначно на его. С другой стороны, обещала сестренке. К тому же родные по крови они с Машкой, а не с Альбертом. И Лелька повздыхав, принялась создавать свою анкету на сайте знакомств «Mamba». Так как Альберт был по возрасту Лелькиным ровесником, то она убавила себе пять лет. Пришлось и фотографию вставлять соответствующую возрасту. Была у нее одна такая. Вообще-то Лелька страшно нефотогенична, на всех фото, что сделаны за ее жизнь, она или серая незаметная мышка-норушка, или дурнушка. Когда смотрит на себя в зеркало, то вроде ничего себе, довольно симпатичная мадемуазелька. Не сногсшибательная красотка, конечно, но и далеко не страшилка. А на фотографиях – не разбери поймешь что такое. Феномен природы. И только на десяти фотографиях она сама себе нравится. Ее сфотографировал полтора года назад бывший пациент, работающий фотографом в некоем элитном салоне красоты. По его утверждению, в этом салоне из любой женщины могут сотворить фею, даже из бабы Яги сделают Королеву красоты. За соответствующую оплату, разумеется. А в его функции входит сфотографировать даму до и после процесса превращения. Чтобы она лично увидела какой явилась в салон, и какой ушла. И тогда непременно придет в него еще и еще раз, даже несмотря на размеры вознаграждения за превращение, в соответствии с тарифом салона. Этот фотограф тогда насильно затащил Лельку к себе на работу, где ей сделали высокохудожественный макияж, после которого Борис (так звали фотографа) и нащелкал с десяток фотографий с нее. Так Борис проявил свою благодарность Лельке за то, что она отвратила его от мрачных навязчивых мыслей о суициде после того, как его бросила любимая девушка. Борис, кстати, сейчас весьма удачно женат и у него прекрасный двухмесячный сынок.

Лелька выбрала фотографию, где она получилась особенно хорошо. Так хорошо, что смело могла бы посоперничать с сестренкой в привлекательности, чего в жизни и не подумала бы сделать.

Итак, анкета:

Имя – Ольга (что соответствует действительности, ведь Лелька она только для близких друзей и родственников).

Возраст – 30 лет (а вот это вранье чистой воды, так как 30 лет нам было ровно пять лет назад).

Фото – краса ненаглядная (и вранье, и правда одновременно).

Короче говоря – 50 на 50 вранья и правды. Но в данном случае это не принципиально, ведь все задумано только с целью мести за попранную честь сестренки (ах, боже мой, какая попранная честь – вот это 100 процентная ложь!). Ничего, Лелька сделает так, чтобы и волки были сыты и овцы целы, то есть, чтобы Машка успокоилась и ее ущемленная гордость была удовлетворена, а Альберт не сильно уж пострадал.

И Лелька принялась за работу. Она составила свою анкету и автопортрет так, что из этого вырисовывался образ очень яркой, умной, нежной, эрудированной, незаурядной и сексапильной женщины. Такой, от которой умный мужик просто так не отмахнется, наверняка заинтересуется. А Альберт как раз не дурак. Явно не дурак. Лелька решила не торопить события. Ее анкета в ближайшие часы и даже дни будет пока красоваться вверху многомиллионного списка жаждущих познакомиться. Наверняка Альберт и сам ее заметит, тем более, они жители одного города. А при знакомстве всегда отдается предпочтение землякам, так как это удобно для развития отношений. Это только для любителей виртуального секса чем дальше партнер, тем лучше.

Просмотров: 410 | Рейтинг: 0.0/0 | Добавить в закладки | Оставить отзыв

Поделись рассказом с другом:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Рассказ "Алле, гараж!" в журнале "Литературный Башкортостан" №32 г.Нью-Йорк
Рассказ "Лирическое отступление" в журнале "Наш семейный очаг" №12/13 г.Хабаровск
Рассказ "Cильная штука" в журнале "Литературный Башкортостан" №33 г.Нью-Йорк
Рассказ "Бремя славы" в журнале "Литературный Башкортостан" №34 г.Нью-Йорк
Рассказ "Счастье где-то рядом..." в журнале "Автограф" №8/9 г.Донецк
Рассказ "На рыбалке" в журнале "Литературный Башкортостан" №35 г.Нью-Йорк
Рассказ "Все просто" в журнале "Автограф" №10 г.Донецк



Счастье где-то рядом (часть 2)
Лирическое отступление (часть 2)
На рыбалке
Еще раз о любви (часть 1)
Счастье где-то рядом (чать 1)



Литературный Каталог