Добавить в закладки Карта сайта RSS лента

Старый Новый год (часть 4)


                                                                Старый Новый год (часть 4)


Пока поднималось тесто, мы наготовили три вида начинок – капустную с мясом, картофельную с мясом и яблочную с изюмом. Пироги удались на славу. Я не удержалась и съела два куска – с капустой и с яблоками. Половину того, что осталось, съела Алька, остальное она погрузила в пакет и умчалась к дочери, на ходу бросив мне, что сейчас до крещения стоят святочные дни, и чтобы я погадала, что будет у меня в ближайшие дни. Не верю я в эти гадания. Ерунда все это, да и не умею я гадать. Тем не менее, чем ближе к ночи, тем все большее нетерпение охватывало меня.

         Часов в 11 ночи я не выдержала, отыскала в кладовке три свечи, разломала их и растопила в старой алюминиевой кружке. Налила в чашку холодной воды, зажгла еще одну свечу и выключила свет. Подумала и со словами: «Покажись мое ближайшее будущее» вылила содержимое кружки в воду. В воде моментально застыли две восковые лепешки неправильной формы. Я долго разглядывала их при свете свечи, пытаясь определить на что они похожи. С первой я разобралась быстро – это определенно было изображение сердца, как его рисуют, когда речь идет о романтическом чувстве. Со второй лепешкой было сложнее. Наконец, я решила, что она похожа на толстого крокодила с разинутой пастью и коротеньким хвостиком. Что это значит? Может то, что увидев Вениамина я влюблюсь в него (сердце), но он окажется обычным крокодилом? Потом я скомкала старую газету, положила ее в раковину и подожгла. Газета моментально вспыхнула, быстро сгорела и я по очертанию ее черного остова попыталась определить, что дни грядущие мне готовят. Оказалось, что они готовят мне лошадь. Почесав в затылке и окончательно запутавшись в этом зоопарке я включила свет, все убрала и пошла спать. Мне не спалось и, решив, что вряд ли Алька еще спит, я позвонила ей. Она, конечно же, еще не спала и не раздумывая моментально сообщила, что сердце – это, само собой, горячая и пылкая взаимная любовь, стоящая практически на моем пороге, крокодил – это богатый жених, а лошадь – это добрый и надежный человек, который войдет в мою жизнь в этом году.

         - Короче, сразу говори, что дарить тебе на свадьбу. Знаешь, я на днях видела в магазине комплект постельного белья. Двуспальный с двумя пододеяльниками. На голубом фоне летают белые лебеди. Короче, красота неземная. Тебе как, лебеди нравятся?

         Я ничего не имела против пернатых вообще и лебедей в частности. Положив трубку и посмеявшись над Алькой и над своей дуростью, я пошла спать.

 

         Завтра на работу. И то дело. Хватить дурью маяться, а то совсем крыша поехала. А пока я делаю дома генеральную уборку. Вынесла на снег палас и колочу его что было сил. Передвинув палас на другое место, я обнаруживаю на снегу такой грязный след от него, что мне становится неудобно. Я раскидываю снег ногами, чтобы замести следы своей нечистоплотности. Хотя я, честное слово, не такая уж неряха. Просто палас такой старый, оставшийся еще от родителей, что трудно требовать от него девственной чистоты. Немного подумав, я скатываю палас в рулон и засовываю его в мусорный контейнер, стоящий рядом. Куплю новый, только и всего. Вот так бы всегда решать все свои проблемы.

         К вечеру квартира блестит, на полу красуется новенький палас. Удивительно как за несколько дней можно преобразить свое жилище. Да и себя тоже.

         На работу я являюсь в новом обличье и новом костюме. Решила поносить его эти три дня, чтобы свыкнуться с вещью, а вещь свыклась со мной. Пришлось принести и новые туфли, так как костюм совершенно не сочетался с сапогами. Рты коллег при виде меня пооткрывались, а физиономии вытянулись. Я краем глаза это видела, но меня их удивление волновало мало. Не для вас, господа хорошие, мое преображение. Хотя приятно, чего скрывать. К концу дня сделала для себя неожиданное открытие: за мной пытаются ухаживать некоторые из моих коллег мужеского пола. Даже смешно, как оказывается важна внешность женщины и ее упаковка. Я столько лет работала здесь с этими же людьми и была при этом моложе, а разглядели меня только сейчас.

         На работе дни летели моментально. Ничего нового не произошло, если не считать приобретение с помощью Ириши еще одного платья (надо же теперь поддерживать новый имидж), уменьшении талии еще на один сантиметр и окончательного приведения в порядок всех моих зубов.

         Тринадцатого числа я отпросилась с работы с обеда. Дома я приняла душ, вымыла голову. Немного полежала на диване. Подумала. Что ж, я молодец, что смогла сделать за эти дни, сделала. Что было сделано раньше, то тоже сделано и нечего теперь голову посыпать пеплом. Сейчас отдохну, наведу макияж, схожу в парикмахерскую, а потом пойду на встречу со своими старыми друзьями. Она меня уже не так страшит, эта встреча. Я сильная женщина и даже если меня там растопчут морально – переживу, не сломаюсь. Не забыть бы только взять с собой валерьянку в таблетках и принять перед самой встречей, чтобы не волноваться очень уж сильно и чтобы не расстроиться потом тоже очень уж сильно. Видно, пришла пора собирать камни, разбросанные мною же в далекой юности.

         Выйдя из парикмахерской с уложенной самым неожиданным для меня образом головой (впечатление, что у меня за спиной работал ветродув, отчего волосы были вздыблены, а концы прядей легли на щеки и на лоб), что меня впрочем очень красило, и свежим маникюром, я направилась к остановке. Пора ехать в гости. В гости к Нике и Вениамину. Как говорится, наступил час «Ч».

 

         Никин дом резко отличался от своих соседей – девятиэтажных панелек примерно двадцатилетней давности постройки. Ее дом смотрелся как игрушечка – двухподъездный пятиэтажный из красного кирпича со шпилями и оригинальными выступами.

         Я в нерешительности постояла перед закрытой дверью подъезда. Глянула на часы. Было 20.10. Вынула из сумки валерьянку, проглотила пару таблеток. Сердце мое отчаянно колотилось. Я обругала себя распоследней дурой, но это ничуть не помогло. Наконец, преодолев себя, я решительно начала на цифру 31. Раздался мелодичный сигнал и тут же Никин голос спросил:

         - Тамар, ты?

         - Я.

         - Входи. Третий этаж.

         Я таких подъездов еще не видала: на каждой площадке между этажами под светом настенных бра красовались диванчики, столик с пепельницей и вазой с искусственными цветами. На углу стола стопкой лежали журналы и газеты. На подоконнике в глиняных кашпо цвели глоксинии и фиалки. Не то, что наш загаженный, ободранный и расписанный непристойными каракулями подъезд.

         Дверь с цифрой 31 была приоткрыта, видимо, для меня. Я постучала и вошла.

         - Тамарочка! Золотко! Как я рада! – вихрем накинулась на меня Ника, выбежав из другой комнаты. Не дав себя толком рассмотреть, она скороговоркой велела мне раздеться и пройти в зал. У нее пирог подошел, поэтому она должна быть на кухне. И она опять умчалась на кухню. Пока я раздевалась и переобувалась в туфли, она крикнула, что Вениамина нет (слава богу!), но он будет с минуты на минуту (ужас!).

         Я поправила прическу перед зеркалом, подкрасила губы и пошла в зал. Села на диван, зажав мелко дрожащие руки между колен. Никак не получалось справиться со своим волнением. Вот идиотка. Что же будет, когда придет Вениамин? Наверняка в обморок грохнусь. Страшно подумать. Он чуткий, сразу почувствует мой мандраж. Было слышно как на кухне Ника хлопает дверцами шкафов и холодильника. Надо бы пойти, помочь, но ноги подкашиваются. Так я и сидела в ступоре минут десять, как вдруг услышала, что входная дверь открылась, и кто-то вошел. Судя по тому, что этот кто-то вошел молча, а Ника не кинулась узнавать кто это, я поняла, что пришел тот, кого я так хотела и так боялась увидеть все последние дни. И в ту же минуту, к моему величайшему изумлению, весь мой страх мгновенно испарился. Я выпрямилась, развернула плечи, тряхнула волосами и водрузила на свое лицо ироничную улыбку бесконечно уверенной в себе женщины. А между тем дверь в зал открылась, и пришедший вошел в зал. Я упорно смотрела на экран включенного телевизора (только сейчас до меня дошло, что в комнате включен телевизор). Человек стоял в дверях и молча смотрел на меня. Наконец, я не выдержала явно затянувшейся паузы и перевела взгляд на вошедшего. В первое мгновение я с облегчением подумала, что вошедший мужчина вовсе не Вениамин и, кивнув ему, отвела взгляд. Но тут же взглянула снова. Это был все-таки он. Он! Но бог мой, как он изменился! Я бы ни за что не узнала его при случайной встрече! Мне то помнился молодой полноватый угловатый парень в очках со стеснительной улыбкой, и я соответственно ожидала увидеть полного лысеющего неуклюжего мужчину в очках и с залысинами. А передо мной стоял уверенный в себе мужчина средних лет, крепкий и стройный, в отлично сшитом костюме, сидящем на нем идеально, и без очков. Особенно изменился взгляд – раньше он был восторженно-наивным, теперь на меня смотрели глаза человека, знающего цену жизни и себе. Но было в его взгляде еще что-то такое, что я не смогла расшифровать, как ни старалась. Может, его поразил мой вид, так же, как поразил меня его? Но поразить можно тоже по разному. Вдруг он увидел перед собой молодящуюся старуху, в то время как в памяти осталась молодая и красивая девушка. Я не сумела и не успела разгадать эту загадку, как кстати появилась Ника.

         - Ну вот, теперь все в сборе! – захлопала она в ладоши, - Пирог и гусь тоже поспели и, кажется, удались. Давайте пировать! Тамара, какая ты красавица стала! Я только сейчас разглядела! Прошедшие годы тебе только на пользу. Правда, Вениамин? Ты чего как в рот воды набрал, Веник?

         Вениамин наконец стряхнул с себя оцепенение, улыбнулся, подошел ко мне ближе.

         - Очень рад тебя видеть, Томочка, - он поцеловал мою руку, - Ты действительно прекрасно выглядишь. Признаться, я даже не ожидал.

         - Ты тоже изменился, Вениамин. В лучшую сторону. Впрочем, ты всегда был очень хорош. Ой, я совсем забыла, там в прихожей на тумбочке коробка с тортом, а на ней цветы. Это тебе, Ника. Я как-то растерялась сначала и забыла тебе их вручить.

         Со словами «цветы – это замечательно» Ника убежала в прихожую. Мы стояли с Вениамином напротив друг друга и опять молчали. И только он собрался что-то сказать, как опять вбежала Ника, стала хлопотать о том, чтобы выдвинуть на середину комнаты стол. За этими заботами пока мы двигали стол, накрывали его скатертью, ставили приборы и носили из кухни тарелки со всевозможными закусками и салатами, резали и раскладывали пирог, растерянность от первых минут встречи прошла окончательно, и когда мы дружно сели за круглый стол (как на международных переговорах, - рассмеялась Ника), воцарилась дружеская обстановка. Как будто и не было этих восемнадцати лет. Ах, если бы их не было и в самом деле!

         - У тебя очень красиво и уютно, Ника, - сказала я дежурную фразу и огляделась. Только тут я поняла насколько у нее действительно красиво и уютно. Добротная и дорогая фирменная мебель и в то же время ничего лишнего, отчего в комнате просторно и светло. Прямо над столом светила удивительно красивая люстра. Я таких никогда не видела. Просто загляделась на нее. Очень красивые шторы, обои.

         - Красиво живешь, подруга, – не удержалась я от замечания, - Повезло с мужем?

         - Повезло с братом, - рассмеялась Ника, - Это все он, - она кивнула на Вениамина, - Хотя, я тоже молодец, так как за Веником финансовое обеспечение, а за мной выбор предметов и оформление интерьера. У меня хороший вкус, правда? Кроме того, я стала большим специалистом в той области, где работаю, и на работе меня очень ценят. А еще я стала отличной хозяйкой, попробуй мои пироги. А еще я…

         - …очень скромная женщина, - окончил фразу Вениамин, и мы все рассмеялись, а Ника громче всех.

         - Но мое главное достижение в жизни – это мой сын Афанасий. К сожалению, ты его сегодня не увидишь, он гуляет с друзьями в молодежной компании. Но скажу без хвастовства – у меня потрясающий сын: умный, красивый, воспитанный, эрудированный и прекрасно относится ко мне. А вот с мужем как раз не повезло, и мы давно расстались. Но это другая история. А сейчас давайте есть пироги, пока они еще горячие, и салаты. Веник, положи Томочке вон тот салат и этот тоже. Ни за что не догадаетесь, какие там инградиенты. Я у подруги попробовала на Новый год, и мне так понравилось, что я выпросила у нее рецепт. Вениамин, а шампанское?

         И вечер потек своим чередом. После бокала шампанского и фужера вина меня совсем отпустило, а после второго фужера я уже вовсю хохотала над остротами Вениамина и над дружеским пикированием брата и сестры. Мне стало так уютно и тепло в этом доме и я не чувствовала себя здесь лишней. Мы пили, ели, немного потанцевали, смотрели Никин фотоальбом, видеозаписи – ее сын в садике, в школе, они с Афанасием прошлым летом на море. Я искренне позавидовала ей – у нее действительно прекрасный сын. Как оказалось, Ника работает в небольшой маркетинговой фирме ведущим специалистом, а фирма – филиал Санкт-Петербургской, владелец которой Вениамин. Как-то так получилось, что разговор все время крутился вокруг Ники и ее дел, про Вениамина речь практически не заходила, только иногда в связи с Никой. Меня тоже ни о чем не расспрашивали, и я была только рада этому. Время от времени я ловила на себе странный взгляд Вениамина, но никак не могла понять его значение. Что же касается Ники, что в целом у нее все сложилось хорошо. Она сразу после окончания института вышла замуж, родила Афанасия, но с мужем рассталась, когда сыну было семь лет. Как я поняла, муж завел себе любовницу, а некая «доброжелательница» сообщила об этом Нике. Та оскорбилась, ушла от мужа. Но спустя некоторое время все нормализовалось – Вениамин устроил ее в свою фирму, вскоре она встретила человека, который стал ее опорой, но наученная горьким опытом она не спешит оформлять отношения с ним, несмотря на его уговоры. В общем и целом, она сейчас во всем благополучна. Кстати, благополучные перемены касались не только ее дел, но и ее внешности – из тоненькой как тростиночка девушки она превратилась в яркую цветущую женщину.

         Когда я случайно глянула на часы, было уже почти двенадцать. Елы-палы! Я быстренько допила свой кофе и стала прощаться.

         - Что ж, пора и честь знать. Уже почти полночь. Я очень рада была вас снова увидеть. Я очень рада, что в вашей жизни все сложилось благополучно. Спасибо за прием. Все было замечательно. Ника, твои пироги и гусь выше всяких похвал. Ты действительно, прекрасная хозяйка.

         …Мы идем но ночному городу. Мы – это я и Вениамин. Он вызвался проводить меня до маршрутки, но погода стоит такая теплая и тихая, что мы решили немного прогуляться. Он опять так глянул на меня своим непонятым мной взглядом, что я не выдержала и спросила напрямик:

         - Ты так странно посматриваешь на меня время от времени. Но я никак не пойму, что означают твои взгляды. Давай прямо, как в прежние годы. Я что, очень сильно изменилась?

         - Ты действительно очень изменилась с того времени, как я видел тебя в последний раз.

         - Восемнадцать лет никого не украсят. Это тем более касается женщин. К сожалению, время старит нас куда быстрее. Я вот недавно видела по телевизору передачу про актрису, которая лет двадцать назад была звездой, так сказать, в зените славы. Какая разительная перемена с ней случилась. В размалеванной скрюченной старухе невозможно узнать прежнюю красавицу, по которой сходили с ума сотни мужчин. Правда, это не относится к Нике. Ей как раз время пошло на пользу.

         - Я имею в виду не ту встречу, когда ты видела меня в последний раз. Я говорю о том, когда я видел тебя в последний раз. А это было 29 ноября теперь уже прошлого года, то есть полтора месяца назад.

         Я остановилась. Он тоже.

         - Не поняла, - наконец произнесла я после паузы, - Где это ты видел меня полтора месяца назад?

         - Ты шла на работу пешком. Я шел за тобой всю дорогу, но ты меня не заметила. Должен сказать, что ты вообще незамечательная женщина, в том смысле, что не замечаешь людей. Однажды мы буквально  столкнулись с тобой в магазине, ты даже пакет с продуктами выронила, и я поднял его с пола и отдал тебе. Ты, не глядя на меня, буркнула «спасибо», обошла меня и ушла. Короче говоря, ты можешь работать кем угодно, но должен тебя огорчить: разведчика из тебя никогда не получится.

         Я молчала. Я ничего не понимала. Видимо, он понял мое состояние, взял меня под руку, и мы опять медленно двинулись по тротуару.

         - Видишь ли, Тамара, хоть ты и отфутболила меня в далекой молодости, и я уехал куда подальше, чтобы быстрее забыть тебя, но мне это не удалось. И я в результате все время приезжал к тебе все эти годы. Постоянно. Несколько раз в году я обязательно приезжал к тебе, видел тебя, ходил за тобой по пятам, иногда часами сидел в вашем дворе и смотрел на твои окна. Иногда у меня возникало сильнейшее желание подойти к тебе, заговорить, но ты каждый раз проходила мимо с таким равнодушным видом, что я никак не мог решиться. А когда у тебя однажды начался роман с неким Николаем, я думал с ума сойду от ревности. Спасибо Нике, которой надоело смотреть на мои терзания, и она придумала эту встречу Старого нового года. Кстати, я никак не могу понять, что с тобой случилось за эти несколько недель. Что означает твоя кардинальная перемена во внешности? Ты случаем не влюбилась в кого, не дай бог? И чему ты так загадочно улыбаешься?

         - Просто я подумала о том, что Альке, это моя подруга, видимо придется таки покупать мне простыни с лебедями!



 

Просмотров: 336 | Рейтинг: 0.0/0 | Добавить в закладки | Оставить отзыв

Поделись рассказом с другом:

Всего комментариев: 1
1 Judith   (17.02.2012 23:10)
It's good to get a fresh way of looikng at it.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Рассказ "Алле, гараж!" в журнале "Литературный Башкортостан" №32 г.Нью-Йорк
Рассказ "Лирическое отступление" в журнале "Наш семейный очаг" №12/13 г.Хабаровск
Рассказ "Cильная штука" в журнале "Литературный Башкортостан" №33 г.Нью-Йорк
Рассказ "Бремя славы" в журнале "Литературный Башкортостан" №34 г.Нью-Йорк
Рассказ "Счастье где-то рядом..." в журнале "Автограф" №8/9 г.Донецк
Рассказ "На рыбалке" в журнале "Литературный Башкортостан" №35 г.Нью-Йорк
Рассказ "Все просто" в журнале "Автограф" №10 г.Донецк



Счастье где-то рядом (часть 2)
Лирическое отступление (часть 2)
На рыбалке
Еще раз о любви (часть 1)
Счастье где-то рядом (чать 1)



Литературный Каталог