Добавить в закладки Карта сайта RSS лента

Еще раз о любви (часть 3)


                                                         Еще раз о любви 

                                                         Любовный роман.

                                                                Часть 3.


-          А есть?

-         Целое ведро в холодильнике стоит. Будем потом на десерт раскладывать его по стаканчикам. Если, конечно, останется что-нибудь после тебя.

-         Не боись, - поспешила успокоить его Света, - ведро я, пожалуй, при всем желании не осилю.

После того, как в разгар вечера гостям было подано горячее, Вера Аркадьевна отпустила Свету и Мишку.

- Пока можете идти. Без вас обойдемся, - сказала она, - А ты, Миша, иди за стол, покушай по-человечески, там тебе с левого края тоже прибор поставлен.

Мишка за стол садиться отказался, сославшись на то, что уже наелся досыта всего на кухне, и утащил Свету поглазеть, как народ гуляет. Они постояли поодаль, в кустах, посмотрели на танцующих гостей.

-         Давай потанцуем, – предложил Миша.

-         Ты что? Меня приглашаешь, что ли? Спасибо, сэр, за приглашение, - Света сделала глубокий книксен, - но мне там не место. Боюсь, Вячеслав Вадимович будет недоволен, если встретит меня в кругу своих почетных гостей. А уж Вера Аркадьевна, так  та просто испепелит меня за такую наглость.

-         А давай здесь потанцуем? Здесь тоже музыка хорошо слышна. Давай?

-         Давай!

-         Они схватились за руки и, дурачась, стали кружиться вокруг куста сирени.

-         Позвольте разбить вашу пару? – Вячеслав Вадимович, улыбаясь, смотрел на них, - Света, ты сегодня очаровательно выглядишь. Разреши пригласить тебя на танец. – И не дожидаясь ее согласия, он подхватил ее под локоть и повел в круг танцующих.

-         Подумать страшно, что еще совсем недавно я чуть было не угробил тебя, - говорил он ей в ухо, перекрикивая звуки музыки, - а, с другой стороны, я, хоть это и диковато звучит, страшно рад, что наехал тогда на тебя. Иначе мы бы никогда не познакомились, и я не взял бы тебя на работу в свой дом. Надо сказать, что твое появление приятно скрасило мое жилище. Опять таки, заполучил для Мишки бесплатного репетитора. Говорят, ты из него скоро профессора математики сотворишь.

-         В школе это был мой любимый предмет после литературы.

-         А что ты еще любишь?

-         Много чего. Мороженное люблю, цветы люблю, лето, небо, птиц и зверей. Племянников своих очень люблю. Я все люблю. Весь мир!

-         Что ж, остается тебе только позавидовать. А я вот много чего не люблю. Как тебе сегодняшний вечер?

-         Здорово! Мне все очень нравится.

-         А я тебе нравлюсь? – с улыбкой спросил он.

-         Нравитесь, - серьезно ответила она.

         Музыка смолкла. Пары стали расходиться.

         - Я приглашаю тебя на следующий танец, - он все еще не отпускал ее, держа свою руку на ее талии.

         - Спасибо, - улыбнулась ему Света, - но я не могу. Я здесь не гость, я на работе. Мне надо помогать на кухне. Я пойду, ладно?

         - Ну, иди. Но помни: за тобой должок – танец.

         Она опять улыбнулась ему, кивнула и пошла в сторону дома. К нему тут же подлетела Марина с недовольным видом.

         - С каких пор ты начал путаться со своими служанками? – зло зашипела она, - Ты так пялился на эту пигалицу, что люди могли подумать невесть что.

         - Хоть сегодня не устраивай мне семейной сцены, - миролюбиво, но с холодком в голосе попросил он.

         - Не доводи меня до этого! Эгоист! Ты только о себе думаешь, а что у меня на душе тебе плевать! Ты меня просто используешь! – она уже не контролировала себя, и голос ее сорвался на крик. На них стали недоуменно оглядываться окружающие.

         Он схватил ее за локоть железной хваткой и, улыбаясь гостям, буквально потащил в сторону. В беседке, куда он ее чуть ли не втолкнул, он встал так, что перегородил собой весь выход. Глаза его недобро сощурились. Девушка поежилась под его стальным взглядом, вся ее злость моментально испарилась.

         - Что ж, давай поговорим сейчас, раз тебе невтерпеж. Говоришь, я тебя использовал. А ты сама? Разве ты меня не использовала? Разве тебя когда-нибудь интересовало, что у меня на душе, как идут мои дела, что меня волнует? Тебя интересовали только две вещи во мне – деньги и постель, и если бы одна из этих составляющих твоего пристального интереса ко мне вдруг исчезла, ты, нимало не мучаясь угрызениями совести, мгновенно бы оставила меня. – Он замолчал. Сел на скамейку, потер ладонями лицо. Через минуту заговорил опять, откинувшись на спинку скамейки и прикрыв глаза, тон его стал гораздо тише и спокойнее. Он словно рассуждал вслух, - Я думаю, что наша связь полностью исчерпала себя. Ты немало попользовалась мной и моими деньгами. Я купил тебе прекрасную квартиру и машину, ты ни в чем не знала отказа в своих потребностях. Что касается чувств, то надо честно нам обоим признаться, что их и не было никогда ни с твоей, ни с моей стороны. А сейчас я прошу тебя о последнем одолжении: в память о том, что было между нами,требностях, не порть мне торжество и если не в силах сдержать себя, то просто уйди. Либо ты сейчас вернешься к гостям, и будешь мило улыбаться.

         Он встал со скамьи, вышел и, не оглядываясь, пошел туда, где гремела музыка, где праздник приближался к своей кульминации, где в это время гости по команде тамады дружно пили за здоровье виновника торжества, даже не заметив, что сам виновник отсутствует. Марина с минуту посидела в раздумье. Потом вздохнула, оправила волосы, приклеила на лицо голливудскую улыбку и отработанной походкой манекенщицы направилась в сторону гостей.

        

 

- Света, ты не знаешь где Вячеслав Вадимович? Недавно я его видела, а потом он вдруг исчез непонятно куда. В спальне его нет, в кабинете тоже, я весь дом обыскала.

- Я знаю, где он может быть. Он или в беседке, или на скамейке около мальчика. Я сейчас найду его, Вера Аркадьевна - и она побежала в сад.

Он лежал на скамейке лицом вверх, одна рука свесилась почти до земли. Рядом в тусклом свете фонаря задумчиво журчал каменный мальчик.

Света постояла над ним, вглядываясь в его едва белеющее в темноте лицо. Непонятное, странное чувство вдруг охватило ее. Вот он лежит сейчас на скамейке, такой одинокий, беспомощный и беззащитный. И она может дотронуться до него, погладить его по руке, по волосам. Даже поцеловать. И никто в целом мире никогда не узнает об этом. Никто. Даже он. Она воровато оглянулась, опустилась на колени рядом со скамейкой и медленно приблизившись, едва коснулась губами его родинки на щеке. И тут же отпрянула, вскочила, тронула его за плечо.

-         Вячеслав Вадимович, проснитесь. Подъем!

Он открыл глаза, приподнял голову, увидел ее, пьяно заулыбался:

- Светочка, ты?

- Пойдемте, я провожу вас в спальню.

Он с усилием поднялся, сел на скамейку, широко раскинув руки на ее резной спинке, и запрокинул голову.

- Света, ты только посмотри, какие невероятные звезды! Боже мой!.. Ты видела когда-нибудь такие звезды?!

Она мельком глянула на небо.

- Я вижу их каждый вечер.

- А я давно не видел. Сто лет. Ах, Света, Света, какие звезды! Просто невозможные!! Ты иди… Ты ничего не понимаешь. Ничего… Я так устал. Так устал...

Она нерешительно постояла перед ним, села рядом, переложила одну его руку себе на плечо и стала с усилием его поднимать.

- Пойдемте, Вячеслав Вадимыч. Вам надо баиньки. Вы устали. Сегодня у вас был очень трудный день. Я все прекрасно понимаю. Поспите, отдохнете и завтра будете как огурчик. Вставайте же, я вас не смогу одна поднять. Вот и хорошо. А теперь пойдемте потихоньку. …Да-да, звезды изумительные, просто а перед ним, совершенно невозможные…

Они добрели в обнимку до дома, медленно поднялись по ступенькам на крыльцо.

- Нет-нет, Вячеслав Вадимович, не туда. Пойдемте в спальню. - Они свернули направо. Она подвела его к двери его спальни, толкнула ее коленкой. Втащила его в комнату, включила свет и доволокла его до кровати. Он плюхнулся на край постели, не отпуская ее руку.

-         Посиди со мной, а? – заглянул ей снизу вверх непривычно жалким взглядом.

-         Мне надо идти. Я должна помочь Вере Аркадьевне и Гале.

-         Останься со мной, будь человеком. Мне что-то нехорошо.

-         Я пойду, - она мягко выдернула свою руку из его ладони.

-         Иди, - он вяло махнул рукой, - иди. Я не стою твоего внимания. Бросай меня. Все бросайте меня.

-         Зачем вы так, - она неожиданно для себя погладила его по голове. Волосы его оказались мягкими. Он непослушными руками перехватил ее руку, неловко ткнулся губами в нее.

-         Иди, - и он, отпустив ее руку,  и он рх непривычно жалкими глазами.рухнул на кровать.

-         Спокойной ночи, Вячеслав Вадимович.

Ей никто не ответил. Она вздохнула, выключила свет и вышла, тихо прикрыв за собой дверь. С минуту прислушалась, что делается там, за дверью. Было тихо, и она побежала докладывать Вере Аркадьевне, что хозяин уложен в кровать и спит. На кухне Галя, Вероника и Нина Петровна мыли посуду, укладывали в холодильник оставшиеся продукты. Сергей и Мишка заносили в дом стулья.

- Носи со столов все, что там еще осталось, - скомандовала Галя, и Света помчалась на лужайку.

 

         Назавтра он проснулся почти в полдень. Жутко болела голова, просто раскалывалась пополам. Во рту была страшная сушь, а в руках и ногах слабость до противной дрожи. На столе, на подоконнике в вазах и горшках, и даже на полу в небольшом серебряном ведерке для шампанского стояли букеты цветов. С трудом поднялся, подошел к шифоньеру, глянул на себя в зеркало. Фу, ну и морда у него, как мятая несвежая подушка. Веки набухли и покраснели, под глазами мешки, а волосы сбились в мочало. Пошел в ванну, долго плескал себе в лицо холодной водой. Потом просто сунул голову под струю воды. Немного полегчало. Стал вспоминать, что было вчера. Поздравления и застолье в офисе помнил отлично. Все было чинно и торжественно. Коллеги и подчиненные подарили ему коллекционную бутылку вина и японский дипломат-органайзер из натуральной кожи со встроенным в него ноутбуком. Дорогая штука, должно быть. Первую часть вечеринки дома он тоже помнил, а вот дальше пошли провалы в памяти. Помнит, как танцевал со Светой - она вчера такая красивая была, а Маринка потом шипела на него за это. Кажется, с ней полный разрыв, и, слава богу, а то он уже и не знал, как бы поделикатнее от нее избавиться. Помнит, как его посадили на стул, и Андрей с Василием поднимали его 36 раз под аплодисменты и свист. Потом он, вроде, в саду плакался Андрею в жилетку на свою несчастную одинокую долю. Помнит, как лежал на скамейке и любовался звездным небом. Потом Света волокла его в дом,  укладывала спать, а он тянул ее за руку. В постель звал что ли, козел старый? Нет, все, он больше алкоголь в рот не возьмет. Как выпьешь, так из человека в полного идиота превращаешься. В прошлом году чудил, потом несколько дней не мог в глаза прислуге и подчиненным смотреть, стыдился. Вчера тоже отчебучил.

         Он снял трубку внутреннего телефона.

         - Вера Аркадьевна, доброе утро. Вернее, добрый день. Да, встал… Мне кофе черный без сахара. И покрепче. Да, и пусть Света вынесет из спальни все цветы, меня мутит от их запаха. Как там вчера все прошло? Без эксцессов? Ну, слава богу. Отключите городскую и мобильную связь. Меня сегодня нет ни для кого. И пусть мне занесут анальгин. Не надо Глеба Васильевича… Я просто отлежусь.

Он откинулся на подушку, закрыл глаза. Сразу перед ним всплыла фигура Светы. Она, покачиваясь как мираж, улыбалась ему нежно и таинственно. Что-то слишком часто в последнее время он стал думать о ней. Это ни к чему. Любовная интрижка с ней невозможна, а жениться он пока не собирается. Тем более, на такой соплюшке. Тут же раздался стук в дверь, и вошла Света. Настоящая.       

- Добрый день, Вячеслав Вадимович. Я принесла вам анальгин. Вот вода запить таблетку. Вот ваш кофе. Черный, крепкий, без сахара, как заказывали. Гадость, по-моему. Сейчас я вынесу все цветы.

-  Света, как вчера все прошло? Я плохо помню.

-  Все хорошо.

-  Если я тебя чем-то обидел, ты извини. Я плохо контролировал себя к концу вечеринки.

-  Вы меня ничем не обидели, - она взяла две вазы с гвоздиками и вышла.

Он закрыл глаза. Перед ним опять стояла Света. Он обречено вздохнул и стал смотреть на нее. Она грациозным движением сняла с волос резинку, повела головой, и они русым водопадом заструились по ее плечам. Потом она медленной танцующей походкой подошла к нему, протянула руки, обняла за шею, пригнула его голову к себе и поднесла к его губам свои мягкие губы.

Дверь опять открылась, вошла Света.

-  Светка, немедленно прекрати мелькать! И так голова как чугун.

-  Вы же сами велели вынести все цветы, - она невозмутимо взяла еще две вазы и вышла. Он закрыл глаза, и его взгляд опять встретился с ее серыми бездонными глазами.

-  Исчезни, будь человеком, - попросил он. Она ласково улыбнулась и медленно растворилась в дымке.

Дверь опять открылась, и вошла опять она.

- Я же попросил тебя исчезнуть! В конце концов, оставишь ты меня в покое?!

Она взяла ведерко с цветами, невозмутимо посмотрела на него.

- Меня уже нет. Я исчезаю. А это вам от меня подарок ко дню рождения. А то вы очень нервным стали в последнее время, - она вынула что-то из кармашка передника, положила на прикроватную тумбочку и вышла. Он взглянул и скрипнул зубами. Там лежала упаковка валерьянки в таблетках.

 

Жизнь потихоньку входила в свое русло. Вячеслав Вадимович с утра до ночи пропадал то на своей фирме, то в офисе компании. Стараниями Веры Аркадьевны, Вероники, Гали, Светы, Сергея и Льва Ароновича в доме и в саду вновь воцарил идеальный порядок. Лев Аронович выписал из фитомагазина какие-то необыкновенные цветы и третий день высаживал их перед домом. Из Франции вернулись родители Мишки, позвонили, чтобы он сразу после выходных, в понедельник выехал домой, потому что куплена семейная путевка в Египет.

- Чего я не видал в этом Египте? – ворчал недовольный Мишка.

- А ты уже был там? – спросила Света.

- Не был.

- Значит, ты еще ничего не видал в Египте, - заключила она, - Счастливый, пирамиды посмотришь, на верблюде покатаешься.

В воскресенье по случаю скорого отъезда племянника, Вячеслав Вадимович решил лично прокатить его по городу и купить ему все, чего только Мишкина душа пожелает.

- Без Светки не поеду! – выставил ультиматум Мишка.

- Иди, зови свою подругу, раз ты без нее теперь жить не можешь. Помрешь от тоски без Светки в своем Египте.

         И вот они втроем – Вячеслав Вадимович за рулем, Мишка рядом, Света сзади – едут по столичным улицам. Время от времени Мишка требует притормозить около очередного бутика, и Вячеслав Вадимович вместе с ним отправляются выбирать ему шмотки. Света зашла только в первый магазин, потом она отказалась выходить из машины, сославшись на то, что все равно ничего не понимает в моде, советчик из нее плохой, а цены на нее наводят тихий ужас.

         - Это что же, - говорила она с округлившимися глазами, - моей сестре надо четыре месяца работать, чтобы купить тот страшный фиолетовый шарф с идиотскими блестками? Я уже не говорю о той красной сумке, которая стоит пятьдесят тысяч рублей, и это при том, что выглядит она далеко не лучшим образом. Я чуть в обморок не упала, когда на ценник взглянула. Кошмар и тихий ужас! Нет, вы идите, а я лучше в машине посижу, на людей погляжу, воздухом подышу в окошко, книжку почитаю. Только на обратном пути, если вас не затруднит, купите мне мороженное, пожалуйста. Вон там как раз рядом со входом тетенька торгует мороженным.

Заходя в очередной магазин, Мишка попросил:

         - Дядя Слава, а давай Свете тоже что-нибудь купим? Как будто от меня. На память. Я выберу, а ты оплатишь. Ладно?

         - Ладно, ладно, - рассмеялся Вячеслав Вадимович, хлопая племянника по плечу, - Влюбился что ли? Смотри, маман не одобрит твой выбор.

         - Да нет, не влюбился. Мне еще рано влюбляться. Просто она очень хорошая и своя в доску. С ней легко и весело. Как начнет по алгебре трудную тему объяснять, так мне сразу все понятно становится, даже странно, как я это раньше не понимал.

         Мишка выбрал для Светы удлиненное приталенное платье нежно бирюзового цвета из натурального шелка на бретельках, отделанных стразами такого же цвета.

         - У вас определенно есть вкус, молодой человек. Завидую вашей девушке, - приветливо улыбнулась ему пожилая продавщица, пакуя платье.

         Когда они вышли на улицу, Мишка сам нес пакет.

         - Я его сам ей подарю. Завтра, перед самым отъездом. Только ты не говори, что это ты заплатил.

         - Не скажу. Вырастешь – отдашь долг.

 

         В понедельник вечером Вячеслав Вадимович вернулся домой в прекрасном расположении духа. Дела в последнее время шли в гору. Даже лучше, чем предполагалось по самым радужным прогнозам. Тьфу-тьфу, не сглазить бы только.

         Перед уходом домой к нему зашла Вера Аркадьевна. Доложила, что Мишка был отвезен в аэропорт Сергеем и был звонок из Санкт-Петербурга, что он прибыл в целости и сохранности. Перед отъездом Мишка подарил Свете какое-то сногсшибательное платье, от которого и Вероника, и Галя, и в первую очередь сама Света пришли в полный восторг. Было два звонка - из Берлина и из Праги, она записала информацию. Пожалуй, все. Она пожелала ему спокойной ночи, и Сергей повез ее домой.

         Вячеслав Вадимович весело насвистывая прогуливался по дому. Заглянул в кабинет, в библиотеку, сел на диван в гостиной, включил телевизор. Пощелкал пультом, шла всякая муть, выключил. Прошел в левое крыло, постучал в комнату Светы. Услышав ее «да», вошел. Света в халате и тапочках с распущенными волосами вопросительно взглянула на него.

         - Добрый вечер. Вера Артемьевна сказала, что Мишка подарил тебе совершенно необыкновенное платье. Хотелось бы взглянуть, что мог подарить этот пацан. Вот этот халат, что на тебе сейчас?

         - Ой, что вы, нет. Сейчас покажу. Вот посмотрите. Оно, наверное, уйму денег стоит. Где он только взял их?

Просмотров: 897 | Рейтинг: 0.0/0 | Добавить в закладки | Оставить отзыв

Поделись рассказом с другом:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Рассказ "Алле, гараж!" в журнале "Литературный Башкортостан" №32 г.Нью-Йорк
Рассказ "Лирическое отступление" в журнале "Наш семейный очаг" №12/13 г.Хабаровск
Рассказ "Cильная штука" в журнале "Литературный Башкортостан" №33 г.Нью-Йорк
Рассказ "Бремя славы" в журнале "Литературный Башкортостан" №34 г.Нью-Йорк
Рассказ "Счастье где-то рядом..." в журнале "Автограф" №8/9 г.Донецк
Рассказ "На рыбалке" в журнале "Литературный Башкортостан" №35 г.Нью-Йорк
Рассказ "Все просто" в журнале "Автограф" №10 г.Донецк



Счастье где-то рядом (часть 2)
Лирическое отступление (часть 2)
На рыбалке
Еще раз о любви (часть 1)
Счастье где-то рядом (чать 1)



Литературный Каталог